logo Врач-офтальмолог
Милова Светлана Викторовна
PUSHKINO.TV

Интервью (Интервью с портала PUSHKINO.TV)

split-line

В лучших традициях

Милова С.В.

— Кто повлиял на ваш выбор профессии и карьеру?

— Конечно, родители. От мамы я взяла интерес к профессии, она буквально влюблена в неё. Я с детства помню её рассказы и про офтальмологию, и про Святослава Федорова. А от папы я взяла в большей степени характер. Папа, скорее, учитель по жизни. Достаточно было просто наблюдать, как он относится к своей семье, как общается и работает с людьми. У него есть редкое свойство руководителя: подчиненные его любят. Особенно я понимаю это сейчас, когда приходят пациенты, где-то когда-то с ним работавшие, и с удовольствием его вспоминают.

— Расскажите о вашей работе у С.Н. Федорова?

— Я как раз заканчивала школу, когда институт на Бескудниковском бульваре только-только открылся. Тогда это событие имело эффект разорвавшейся бомбы. До него были крупные институты, там делались операции, но в очень ограниченном количестве. Очереди были лет по пять, если не по десять. А с появлением института Федорова операции стали массовым явлением. Станислав Николаевич был гениальным организатором. Он ввел в институте своеобразный лечебный конвейер, к которому можно по-разному относиться, но у него есть одно неоспоримое преимущество: его появление разрядило многолетние очереди, глазные операции стали доступны. При этом контроль качества лечения всегда был на высоком уровне. Федоров имел возможность наблюдать за ходом всех операций: с каждого операционного микроскопа велась живая трансляция на мониторы, расположенные у него в кабинете, и Святослав Николаевич мог подключиться и поговорить с любым хирургом во время операции.

После окончания института мне удалось поступить в ординатуру в институт Федорова. Обучение началось с отдела хирургии катаракты. Я считаю, мне тогда очень повезло — прекрасные хирурги, с которыми посчастливилось работать, начали учить меня оперировать. В то время широко применялись операции со швом, они и сейчас проводятся для лечения зрелой катаракты. Первую самостоятельную операцию я сделала месяца через три от начала учебы. Далее обучение в ординатуре продолжилось в отделе разработки и внедрения новых технологий. В те годы руководитель отдела — Игорь Борисович Медведев – со своими сотрудниками проводили первые в России операции LASIK (это широко распространенная сейчас методика лазерной коррекции зрения).

В институте Федорова была мощная научная база, там была реальная живая наука. Мы имели счастье лично знать академика и работать с ним. Была такая традиция: каждую пятницу поводили клиническую конференцию. В огромном зале собирались все врачи, в президиуме сидел Федоров, его зам. по науке профессор Линник и третьим человеком был какой-нибудь ординатор-секретарь, который пытается записывать суть докладов. Это было почетной миссией, и мне посчастливилось сидеть за этим столом рядом с Федоровым в течение года.

После окончания учебы я была принята в институт на работу. Это было очень интересное время. Я много оперировала, занималась научной деятельностью. В 1999 году защитила кандидатскую диссертацию. Диплом кандидата наук мне вручал лично Федоров.

Я считаю, что мы сейчас реализуем ту энергию, который зарядились ещё у Святослава Николаевича. Волей-неволей в клинике копируем то, что нам нравилось в той работе, чем мы гордились. И сейчас, в своем маленьком коллективе, мы опять испытываем такую же гордость за свой труд, приносящий людям счастье видеть.

— Вы сейчас продолжаете научную деятельность?

— Да. У меня суммарно уже больше 50 публикаций, есть и зарубежные. В ближайшей перспективе планируем участвовать в международных конференциях. Практически собран материал для докторской диссертации она, скорее всего, так же, как и кандидатская, будет посвящена рефракционным проблемам. Есть много всяких идей и наработок, но на это сейчас не хватает времени. Надо ещё организовать работу, чтобы моё личное участие не было таким принципиальным, потому что сейчас я должна быть в клинике каждый день, каждую минуту. Я хочу так организовать процесс, чтобы у меня появлялись свободные методические дни.

Федоров С.Н. и Милова С.В.

Со Святославом Федоровым

— Как вы поддерживаете квалификацию?

— Каждые пять лет нужно проходить сертификационный цикл, последний был в 2007 году, а в этом году я подтвердила свою высшую категорию. Регулярно участвую в конференциях. Помните, как Алиса в стране чудес – надо очень быстро бежать вперед, чтобы оставаться на месте, а не откатываться назад. Вот как только ты подумал, что ты все понял и все умеешь, пора на пенсию.

Мы проводим и свои конференции для врачей. Это неформальное объединение — клуб офтальмологов. Врачи, которые работают в поликлиниках, как правило, лишены возможности ездить на крупные мероприятия и оторваны от той информации, которая есть у нас. В свободное от работы время офтальмологи близлежащих районов периодически собираются в «Светоче», чтобы послушать доклады о современных методах лечения, обсудить сложные клинические случаи.

— Как создавался медицинский центр?

— Это была наша с мужем голубая мечта. Как только мы ушли из института Федорова, поняли, что хотим сделать что-то свое. Но на тот момент такой возможности не было, поэтому мы с мужем пошли работать в «Офтальмологический центр Коновалова», созданный нашими друзьями. Помогали им в период становления клиники, видели изнутри, как это должно быть, на какие грабли не надо наступать. Та клиника стала нам родной.

В 2005 году, когда у нас родился малыш, стало понятно, что очень трудно работать в Москве. Я думаю, что если бы не это событие, мы бы ещё долго по инерции туда ездили. В то время в Пушкинской больнице появилось новое оборудование и был нужен человек, который мог бы с ним работать. Всё так удачно и сложилось: я выходила на пару часов на операции и возвращалась к ребёнку.

А когда подвернулась возможность взять в аренду помещение, мы с радостью этим занялись. Наконец-то мечта стала осуществляться. Конечно, сейчас клиника ещё в долгах, как в шелках. Но медицина – очень долгосрочная инвестиция и она не может начать кормить сразу же. Может пройти пять-семь лет, прежде чем медицинский бизнес начнет давать какую-то прибыль. Но по нашим ценам можно заметить, что для нас это не является первоочередным фактором. Мы ориентируемся на то, что возможности у людей в области не такие, как в Москве, и мы хотим максимально приблизить высокотехнологичную помощь именно к нашим людям, к нашему району. Хотим достойно работать на своей родной земле. Один наш коллега сказал интересную фразу: «А зачем вот такой уровень в Пушкино? Да такую клинику в центре Москвы не стыдно поставить». Но там уже есть, а здесь нет. Тут разве не люди живут?

У нас есть взаимопонимание с Пушкинской администрацией. Нам не ставят палки в колеса, административные вопросы решаются так, как они должны решаться.

Глава района Виктор Васильевич Лисин был у нас на открытии и сказал очень хорошие слова о том, что частная медицина – это не противопоставление государственной, а дополнение к ней. Она дает людям более широкие возможности, выбор: если нет денег или желания платить за лечение, пожалуйста, есть муниципальная медицина. А к нам иногда идут не только за качеством услуги, но и за комфортным лечением.

В операционной

В операционной

— Как складывался коллектив?

— Случайных людей нет. Сотрудников набирали по рекомендации или из знакомых. Например, Екатерину Владимировну Андрианову, мою правую руку, я уже давно знаю, с тех пор, когда она была ещё студенткой медицинского университета. Она настолько интересовалась профессией, что попросилась посидеть на приеме, ездила ко мне в клинику Коновалова. И когда у меня появилась потребность в ассистенте, она сразу с удовольствием откликнулась. Сейчас Екатерина Владимировна в аспирантуре, скоро будет защищать кандидатскую диссертацию. Кстати, родом она из Пушкино.

Ещё интересный факт: все наши сотрудники имеют высшее образование. Например, старшая медсестра Юлия Борисовна получила образование по специальности «Менеджмент в медицине». Поэтому ей легко даются закупки медикаментов и все то, чем должна заниматься грамотная старшая сестра. Причем нельзя сказать, что зарплаты у нас какие-то супер высокие и люди пошли сюда работать только из-за денег. У нас есть сплоченный коллектив, а у сотрудников — гордость за то дело, которое они делают.

— Какими должны быть отношения между врачом и пациентом?

— Уважительными, доверительными и честными. Если есть какая-то проблема, пациенту надо обязательно о ней сказать, конечно, деликатно. Если он недооценит опасность, то и не уделит ей должного внимания, что в итоге может привести к осложнениям.

Честным нужно быть и в финансовом вопросе. Люди удивляются, когда им возвращают деньги, если в ходе операции выясняется (а иногда такое бывает), что нужно поставить в глаз другую модель хрусталика, более дешевую. На самом деле, если пациенту не сказать об этом, он может даже и не заметить разницы. Но у нас есть правила, и мы их соблюдаем. Иначе будет стыдно смотреть человеку в глаза.

С некоторыми пациентами после лечения складываются дружеские отношения. Я не дистанцируюсь от пациентов и не боюсь давать свой личный мобильный телефон. Как правило, люди адекватно понимают эту ситуацию. Им сразу становится спокойней, они знают, что не будут брошены, если возникнет какая-то нештатная ситуация.

— Так как это интервью будут читать с монитора, расскажите, пожалуйста: чем грозит постоянная работа за компьютером?

На открытии "Светоча"

На открытии "Светоча"

— Зрительным утомлением. Человек, увлекаясь, долго сидит в одной позе, реже моргает – в итоге сохнут глаза, затекает шея, ухудшается кровообращение. Отсюда синдром сухого глаза и компьютерный синдром. Возникает головная боль, может быть даже временное ухудшение зрения. Чтобы таких проблем не было, надо научиться делать паузы. Не более, чем через 30 минут работы на компьютере, нужно отвлечься, размяться, походить, оглядеться по сторонам, несколько раз зажмуриться. Потом опять можно вернуться за монитор. Если делать такие перерывы, то в течение дня можно работать гораздо больше времени без утомления и других проблем. Современные компьютеры не дают излучения, но ионизируют воздух и собирают пыль, из-за чего сохнут слизистые глаз и носа. Для увлажнения глаз сейчас есть хорошие капли, например «Оквис», «Систейн», а для тех, кто носит контактные линзы — «Хило-комод».

— Как часто нужно посещать окулиста человеку, который не ощущает проблем со зрением?

— Универсальная рекомендация — проходить полное обследование, диспансеризацию, раз в год. Зрительная нагрузка есть у всех современных людей, скрытых проблем бывает много поэтому окулисту надо показываться не реже чем раз в два года.

— Какие из распространенных болезней, которые раньше не лечились, сейчас лечатся успешно?

— Если брать последние 20 лет, то, конечно, катаракта. Бесшовные операции по замене хрусталика – это прорыв. Ещё 15 лет назад было совершенно нормальным, если катаракту удаляли, а искусственный хрусталик не ставили, и человек был вынужден носить очки с толстыми «плюсовыми» линзами. Бесшовные технологии позволили избежать даже деформации роговицы и астигматизма в послеоперационном периоде. Сейчас эта операция делается амбулаторно, и уже через несколько дней пациенту можно выйти на работу. Поменять хрусталик стало почти так же просто, как пойти полечить зуб, поставить пломбу.

Лазерная коррекция зрения позволяет безопасно и эффективно избавиться от зависимости от очков или контактных линз. Причем при современном уровне развития офтальмологии риск от операции (естественно, при отсутствии противопоказаний) зачастую не больше, чем от ношения контактных линз.

В последние годы прорыв произошел ещё и в лечении патологии сетчатки. И то, что ещё лет пять назад считалось совершенно безнадежным при диабете или при дистрофиях центральной зоны сетчатки, сегодня поддается лечению, есть методики, которые дают реальное улучшение зрения.

Беседовала Светлана Грефенштейн.

Милова С.В.

Медицинский центр «Светоч» - современный офтальмологический лечебно-диагностический центр, оснащенный передовым оборудованием мирового уровня. Главный врач и ведущий офтальмохирург – Милова Светлана Викторовна, хирург-офтальмолог высшей квалификации, кандидат медицинских наук. Медперсонал центра прошел подготовку в лучших российских клиниках. Мы применяем в клинической практике самые современные высокотехнологические методики и расходные материалы. Клиника микрохирургии глаза «Светоч» предлагает своим пациентам услуги: Полная компьютерная диагностика зрения; Бесшовная хирургия катаракты («Факоэмульсификация» с имплантацией искусственного хрусталика глаза); Лазерная коррекция зрения (Лазик, ФРК); Лазерное лечение патологий сетчатки (Лазеркоагуляция); Хирургия глаукомы (Новейшие методики с имплантацией дренажных систем); Операции на веках; Терапевтическое лечение глазных болезней; Контактная коррекция; Салон оптики.